ФЭНДОМ


Таталия

Таталия (ориг. Tatalia) - государство на западе Антагарича.

ОписаниеПравить

Таталия представляет из себя относительно небольшой регион труднопроходимой болотистой местности, ранее входившей в состав Эрафии.

ИсторияПравить

Спойлер
События кампании Восстание серии Heroes Chronicles

Когда-то Таталии как государства не существовало, зато существовало много племен в болотистой провинции Империи Бракадуун под названием Мадленд (Грязные земли). Тарнум повел свое воинство в Мадленд. В то время племена устроили междуусобную войну. Это сильно облегчило задачу варварам и они поодиночке расправились со всеми полководцами Мадленда, объединив их армии со своей Ордой.


После смерти Тарнума, когда он исправлял ошибки прошлого, предки обратили взор его на жителей болот, народ, который он силой привлек на свою сторону в бытность Королем Варваров. Эрафия, родившаяся из пепла великой державы колдунов, не простила болотникам пособничества - пусть и невольного - варварам, и поголовно обратила их в рабов. С тех пор прошли века, но положение дел оставалось прежним: раса без имени, без права голоса. А с восходом на трон Эрафии очередного Грифонхарта, именуемого не иначе как Безумный Король, существование побежденных и вовсе стало невыносимым: их сотнями отправляли на самые грязные, и зачастую смертельно опасные работы, откуда мало кто возвращался. Даже Бракадуун более человечно относилась к подвластным ей варварским племенам!

Нечего и говорить, что Тарнум счел своим долгом исправить существующее положение и вернуть болотникам законное место в этом мире, которого сам их некогда и лишил. И второй раз в своей жизни он поднял открытое восстание против угнетателей. Если бы Эрафия глядела на рабов, как на существ разумных и вовремя отправила армию для подавления конфликта, то, бесспорно, начинание было бы задавлено в зародыше. Однако момент был упущен и вскоре вести о грядущем освобождении от гнета распространились среди жителей болот.

Тарнум начал свою кампанию с земель лорда Остена, известного своей извращенной жестокостью по отношению к рабам. Последние же, хоть и не верили особо в успех предприятия Бессмертного Героя, тем не менее сразу же пошли за ним, ибо дух свободы воспрял в них с новой силой. Тарнум Несущий Надежду, прозвали они его. А что, кроме надежды, у них оставалось?

Стремительным маршем достигнув замка лорда Онтена и сокрушив его неподготовленный к столкновению гарнизон, Тарнум собственноручно обезглавил хозяина цитадели и двинулся дальше к востоку, туда, где за бескрайними топями раскинулись плодородные земли Эрафии. За его спиной шла небольшая, но весьма воинственно настроенная армия бывших рабов, а ныне объявленных вне закона отщепенцев.

Надежды Бессмертного Героя на то, что Безумный Король и дальше будет игнорировать восстание, не оправдались. Возможно, смерть вассала - лорда Остена - подтолкнула его к решительным действиям, и правитель Эрафии отправил гарнизон рыцарей в земли барона Паглона, коих ныне достигло воинство Тарнума. Последнее являло собой весьма и весьма жалкое зрелище: забитое, неорганизованное... но свободное. Дабы хоть как-то навести порядок в строю, Тарнум повелел лидерам болотников создать и представить на его суд свод законов, коим обязаны будут следовать все без исключения. Что ж, это установило в рядах какой-никакой, а порядок, что позволило нашему герою вышибить эрафийского ставленника-барона с исконных земель болотников и триумфально двинуться далее на восток.

Паглон же, отступив и перегруппировав силы, вновь стоял на пути Тарнума, теперь куда серьезней восприняв грядущую угрозу, и по этому случаю выписавший еще несколько гарнизонов из Эрафии. И в довершение ко всему, Безумный Король назначил цену в десять серебряных монет за голову каждого из восставших. На акцию мгновенно откликнулись разбойники, бандиты и прочее отребье, коего в те смутные времена было полным-полно на просторах Антагарича; и по сей день в болотах находят могилы с телами сотен обезглавленных бедняг. Войско Тарнума ударилось в панику, ведь охотники за головами бывших рабов не щадили никого - ни женщин, ни детей. Участились случаи дезертирства, однако и это не спасало обреченных болотников - головорезы находили их повсюду, а на следующее утро доставляли скальпы к вратам замка барона Паглона, дабы получить вознаграждение.

Бессмертный Герой был в ярости: он видел единственный путь прекратить истребление доверившихся ему людей в объявлении открытой войны Безумному Королю Грифонхарту. Однако этой ошибки прошлого он не повторит: война с Бракадуун слишком дорого ему обошлась. Его нынешняя цель была куда как проще - всего лишь дать болотному народу свободу и уголок, который они нарекут своим домом.

Осознав, что оказался в окружении и помощи ждать больше неоткуда, барон Паглон отправил Бессмертному Герою сообщение, в котором предлагал половину своих богатств в обмен на свободу. Предложение было отклонено: Тарнум знал, что лишь со смертью барона прекратятся убийства его воинов разбойниками; ведь в этом случае некому будет платить последним за их грязную работу. И замок барона был уничтожен; воинство болотников шло дальше.

...И вот уж оно в непосредственной близости от исконных земель Эрафии; безбрежные топи, покрывающие западный Антагарич, подходят к концу. Земли сии управляются ярлом Рамбертом, одним из ближайших сподвижников Безумного Короля. Последний же выслал наперерез Тарнуму войска под началом своего сына - принца Нивена. Наследнику трона всего шестнадцать, однако он уже успел прослыть умным и талантливым тактиком. И это его качество проявилось весьма скоро: вместо того, чтобы идти на армию болотников фронтальной атакой, что несомненно повлечет за собой большие потери, принц предпочитал бить из засад, изнуряя и дробя отряды противника.

В одной из таких засад в плен к эрафийцам попало множество мирных болотников, в том числе и некоторые доверенные советники Тарнума. Каково же было изумление Бессмертного Героя, когда он узнал, что, вопреки настояниям Рамберта, принц не предал пленников смерти, а поместил их в темницу замка ярла. Вне всякого сомнения, будь на месте Нивена его отец, сотни захваченных болотников уже давно бы отправились на тот свет.

Информация, полученная от лазутчиков, совпадала с тем мнением, что Тарнум уже успел заочно составить о юноше. Куда более мягкий и сострадательный, Нивен резко контрастировал с жестоким отцом, чем и заслужил неприязнь последнего. Король Эрафии и отправил его против Тарнума лишь в надежде, что любимый народом принц где-нибудь сгинет и призрачная угроза занятия им трона вовсе исчезнет.

Взяв с собой Дрогло, - юного болотника, которого Бессмертный Герой видел предводителем этой нации после того, как восстание завершиться и Предки потребуют его присутствия в ином месте - Тарнум под покровом ночи проник в военный лагерь принца. Отыскать палатку последнего не составило труда, и, бесшумно расправившись со стражниками на входе, пара просто-напросто похитила престолонаследника и доставила его в свой лагерь. Тарнум даже и не думал уничтожать Нивена или же использовать его в конфликте с Безумным Королем. Все, что он хотел, так это показать принцу истинную личину рабства.

И в этом он преуспел. Единственные рабы, которых Нивен видел в своей жизни, являлись мягкотелой дворцовой прислугой. Вид изможденных болотников с отметинами от ударов кнутов на спинах неприятно поразил юношу. Последней каплей стал самый настоящий лагерь рабов ярла Рамберта, показанный ему Тарнумом. Все это шло вразрез с тем, что вдалбливали в голову принца до сих пор. Его учили, что болотники - почти что животные и не годятся ни для чего иного, кроме как для работы на своих эрафийских господ.

Та пара недель, проведенная Нивеном в лагере Бессмертного Героя, изменила все его старое мировосприятие. Принц обратился против отца и примкнул к восстанию Тарнума. Для последнего новый союзник был последней надеждой указать эрафийцам на неправедность их деяний по отношению к болотникам и по возможности в корне изменить бытующее ныне положение вещей. Само собой разумеется, принц первым делом выпустил на волю болотников, плененных им ранее. Однако их лидеры - советники Тарнума - все еще содержались под стражей у ярла Рамберта, бежавшего вглубь болот и обосновавшегося ныне в изолированной долине. Последний полагал, что Нивен все еще находится в заложниках у болотников и посему предложил ультиматум: жизнь юного принца в обмен на жизни его пленников. Узнав об этом, принц Эрафии немедля пожелал быть "выданным" вассалу своего отца, дабы тем самым спасти обреченных на смерть болотников. Что ж, Тарнуму пришлась по душе отвага юного наследника престола и, скрепя сердце, он согласился с доводами принца.

Рамберт, конечно же, в жизни не слыхивал о понятии "честь". На пути к условленному месту обмена пленниками вероломный ярл устроил засаду, в которой полегло немало воинов Тарнума. Ужаснувшись резне, принц Нивен пронзил Рамберта своим клинком, после чего возжелал вернуться в Эрафию и поговорить с теми дворянами, кои яростно противятся власти его отца; быть может, ему удастся вернуть народу Эратии былое величие. Что же до Тарнума, то он не сомневался в способностях мальчика: еще бы, ведь в жилах Грифонхартов присутствует изрядная толика варварской крови, за что следует благодарить сестру Бессмертного Героя, принявшую смерть от его руки столетия назад. Грех, который невозможно смыть...

Вскоре стало понятно, почему Безумный Король все последние месяцы не принимал участия в конфликте, переложив эту задачу на плечи своих верных вассалов. Правитель Эрафии занимался тем, что брал войско Тарнума в кольцо, отрезая всякие пути к свободе. И теперь удар был нанесен: силы эрафийцев превосходили жителей болот в десять раз, и на подходе были свежие гарнизоны. Казалось, спасти Тарнума теперь может лишь чудо, ибо Безумный Король, как известно, пленных не брал, предпочитая расправляться с врагами непосредственно на поле брани.

Жители болот, обитавшие в регионе, куда перенеслись боевые действия, не желали иметь с кампанией Тарнума ничего общего, страх перед Безумным Королем был слишком силен. Однако Бессмертный Герой понимал, что без поддержки со стороны им удастся продержаться лишь месяц... от силы - два... до тех пор, пока Эрафия не ударит по нему всеми своими резервами. И он решился на крайний шаг. Зная, что советники ни в коем случае не одобрят его, Тарнум тайно отправил Дрогло прямиком к своим потомкам - варварам, - надеясь заручиться их помощью в конфликте. Вскоре пришел ответ: в обмен на свои услуги варвары требовали в два раза больше золота, чем им было предложено, в противном случае они грозили принять сторону Эрафии. Бессмертный Герой пришел в ярость: да, прошли времена, когда гордые варвары обнажали клинки во имя чести, теперь ей на смену пришли кровожадность и жажда наживы.

Но, за неимением иной альтернативы, пришлось принять помощь на тех условиях, которые были предложены. Теперь, когда силы болотников и варваров были едины, выжидать далее не имело смысла и Тарнум открыто повел свое воинство на армию Грифонхарта.

Между делом Бессмертному Герою в голову пришла неплохая мысль - дать имя нации болотников. Ведь в этом случае Безумный Король будет выставлен агрессором, пытающимся подчинить себе независимый народ, а не сюзереном, наводящим порядок в строю своих беглых рабов. И имя родилось - Таталия, что на Забытом Языке Предков означает "община". Действительно, подходящее название для тех, кто сообща прокладывает себе путь к свободе.

На следующей неделе усталый посланник доставил в лагерь Тарнума письмо от Нивена. Принц сообщал, что теперь, когда отец его самолично выступил против Тарнума и покинул Эрафию, углубившись в западные болота, для наследника престола не составило труда найти поддержку среди лордов Эрафии. Тотчас они провозгласили Нивена законным королем Эрафии, что давало принцу возможность оказать болотникам реальную поддержку. Похоже, что последние события развивались не так уж и плохо...

Тарнум отказался от своего первоначального плана изнурять войско Безумного Короля рейдами, совершаемыми под покровом ночи, и принял предложение Нивена объединить силы и нанести один, но фатальный удар. Правда, это будет ему стоить помощи варваров, что вне всякого сомнения окажутся между молотом и наковальней и понесут тяжкие потери, но если на его стороне выступят лорды Эрафии, предводительствуемые королем Нивеном, поддержка крюлодцев ему и не понадобится.

Правда, один неприятный аспект все же присутствовал: Безумному Королю, лишенному королевства, нечего было больше терять, что делало его непредсказуемым и смертельно опасным. Тарнум был уверен, что сия личность пойдет на любые жертвы, положит тысячи воинов, лишь бы добыть его голову, теперь просто из чувства личной мести. И то побоище, что развернулось в болотах в последующие месяцы, вошло в анналы истории как Первая Таталийская Война.

Безумный Король, лишившись поддержки рыцарства Эрафии, нанял на службу отряды наемников, коим неведомы понятия чести, да назначил огромное вознаграждение тому, кто принесет ему голову собственного сына. Последний же, дабы не терять времени даром, подписал вместе с Дрогло, выступающего в роли представителя Таталии, мирный договор, раз и навсегда запрещающий рабство. Бесспорно, новому королю придется существенно переработать экономическое устройство Эрафии, чтобы воплотить соглашение в жизнь, но Тарнум не сомневался - Нивен с этим справится.

...Уже под конец боевых действий, когда объединенные войска Эрафии и Таталии успешно оттеснили армию Безумного Короля в самый южный регион болот, отряд Дрогло набрел на руины древнего города, в центре которого возносилась оплетенная лозами статуя Тирана. Сходство было чересчур очевидным, чтобы это можно было считать простым совпадением. Тарнум знал, что теперь ему придется уйти, и чем скорее, тем лучше. Он оставляет новоявленную державу в хороших руках.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики